* * * ДНИ РОЖДЕНИЯ * * *

17 июля

Гончаров Евгений



17 июля

Золотарёва Любовь Владимировна


18 июля

о.Сергий (Грубов)



18 июля

Зенина Дарья



18 июля

Зеркалова Настя





Родственники, друзья и знакомые, не забудьте их поздравить!

Смешные видеоролики
Как отличить фальшивку
Соседи-партнёры

nu_today

Новости Новой Усмани

Новоусманский райком КПРФ


История

Первый русский серийный автомобиль




8 июня российский автопром отмечает знаменательную дату - на Русско-Балтийском заводе в Риге 8 июня 1909 года с конвейера сошёл первый русский серийный автомобиль «Руссо-Балт» С-24/30. Началось промышленное производство отечественных автомобилей.

Акционерное общество Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ) в Риге специализировалось на производстве вагонов, сельскохозяйственных машин, керосиновых двигателей, кораблей, самолетов, а также автомобилей различного назначения. Вагоны предназначались в основном для железных дорог Урала и Транссибирской магистрали. Но после постройки Транссиба производство железнодорожных вагонов резко сократилось.

В 1908 году, на заводе был создан автомобильный отдел. На должность главного конструктора пригласили 26-летнего бельгийца Жульена Поттера, который работал на бельгийской фирме «Фондю». Именно автомобили практически неизвестной широкому кругу потребителей марки «Фондю» и стали прототипом первых автомобилей «Руссо-Балт».

Сначала автомобили выпускались под названием «Русско-Балтийский», а название «Руссо-Балт» появилось вследствие сокращения названия на французском языке — Russo-Baltique (Руссо-Балтик).

Руссо-Балт

Выпускалось две основных серии: C - более массовая, дорогая и мощная и K - проще и дешевле. Но наиболее востребованным стал легковой автомобиль серии С. Именно на эту марку приходилось порядка 55% от всех выпускавшихся автомобилей. Все старались купить именно более дорогую, а не дешёвую марку.

Первая серийная модель получила название С-24/30 (или просто С-24), её производство и было начато 8 июня 1909 г.

Индекс модели расшифровывается так: 24 - расчётная мощность двигателя в лошадиных силах, 30 - максимальная мощность. Объём 4-цилиндрового двигателя составлял 4501 куб.см.

Это была изящная двухместная машина серого цвета. Модель стала наиболее массовой в истории завода - всего было выпущено 347 экземпляров (не забывайте, это было начало прошлого века!).

В дальнейшем на Русско-Балтийском заводе выпускались модификации: С-24/35 (1912—1914) и С-24/40 (1913—1918), с 35-сильным и 40-сильным моторами соответственно. Всего с 1908 по 1915 г. было выпущено 450 автомобилей.





Нравится



 

Засекреченная трагедия




В этом году исполнилось 50 лет со дня страшной трагедии на стадионе в г.Кирове. Газета «Комсомольская правда» посвятила ей статью Анны Удовиченко.

Засекреченная трагедия в Кирове:
50 лет назад рванувший раньше времени салют сжег 35 человек

Большой городской праздник на стадионе «Трудовые резервы» стал самым большим кошмаром в истории города


Трагедии, подобные недавнему пожару в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерове или в пермской «Хромой лошади» в декабре 2009-го, происходили и в советское время. Но не имели такого резонанса, поскольку тщательно скрывались. Одна из таких – взрыв на кировском стадионе 25 мая 1968 года.

Киров 25 мая 1968 г.

Беда случилась из-за банальной людской халатности. Последствия - ужасны. По официальным данным, 29 человек погибли на месте, еще шестеро позже скончались в больнице. В их числе – 11 детей и девятеро ребят-военнослужащих. 88 человек были ранены, из них 72 получили тяжелые ожоги и травмы. А место сгоревшего стадиона, который быстро сровняли с землей, на долгие годы стало пустырем. Запекшаяся рана на карте города.

Пострадало 117 человек: 29 погибли на месте, были ранены 88 человек, в том числе 72 — тяжело. Позднее в больницах скончались еще шестеро кировчан. Среди 35 погибших было одиннадцать учащихся, девять военнослужащих, трое работников московского театра.

С родственников взяли подписки о неразглашении

Подробности расследования местные чиновники сразу засекретили - понимали, что за такое полетят шапки. Даже с несчастных кировчан, потерявших в пекле родных, потребовали расписки о неразглашении. В газетах через несколько дней мелькнуло скупое соболезнование «в связи с несчастным случаем». И все. Люди горевали и молчали десятилетиями...

Кировский стадион "Трудовые резервы"
Фото предоставлено Виталием МАНЫЛОВЫМ
Киров 25 мая 1968 г.

Между тем город уже 25 мая стал полниться леденящими слухами о сотнях погибших. Появились они не на ровном месте. Через час после взрыва «Голос Америки» сообщил, что «в деревне Киров произошла страшная трагедия…». А еще просочились сведения о том, что нескольким предприятиям власти заказали гробы в большом количестве. Следователи потом объясняли: мол, не знали еще точного числа погибших. Кировчане же истолковали безразмерный «спецзаказ» по-своему, пересказывая друг другу домыслы о тайных похоронах неопознанных останков...

Не так давно архивы рассекретили. А в 2012-м вышла книга «Вся правда о взрыве на стадионе «Трудовые резервы» Виталия Манулова - заслуженного юриста РФ, долгое время служившего в системе военных судов. С воспоминаниями очевидцев, фотографиями и другими документальными свидетельствами, изученными автором в архиве...

Последствия взрыва фейерверков, которые хранились в деревянном здании прямо на стадионе
Фото предоставлено Виталием МАНЫЛОВЫМ
Киров 25 мая 1968 г.

Самые «козырные» места оказались начинены взрывчаткой

Как же все было? О театрализованном представлении к 50-летию Советской Армии «Есть на свете Москва» гудел весь город. Ждали артистов из Москвы, включая Марка Бернеса. В массовых сценах спектакля задействовали и кировчан - более тысячи школьников, танцоров, певцов, спортсменом, а также студентов и военнослужащих местного гарнизона. Но больше всего разговоров было о пиротехнических эффектах, которыми организаторы обещали «оживить» представление, и грандиозном салюте в конце праздника. Московский театр представлений планировал гастролировать в Кирове два дня – 25 и 26 мая. Билеты народ быстро раскупил, так что десятитысячный стадион обещал аншлаги на оба представления.

Больше тонны «фейерверков» (42 ящика пиротехнических средств и 40 пакетов пороха - везли запас на большое турне по нескольким городам) сгрузили… в деревянный двухэтажный административный корпус прямо на стадионе. Пиротехникой завалили первый этаж. На втором были буфет, туалет, кабинеты начальства. Еще выше – балкон для зрителей. То есть очень людное место безответственно и бездумно начинили взрывчаткой. Вопреки всем правилам безопасности. И вот в 17.40 - за 20 минут до начала шоу, когда трибуны уже были наполовину заполнены зрителями - склад пиротехники вдруг взлетел в воздух, превратив стадион в пылающий ад. Что там сдетонировало – толком неясно.

«Люди оказались внутри огромного костра»

- Мы с подружкой сидели на балконе – на самых козырных местах. Две контрамарки раздобыл ее папа – известный в городе спортивный судья. От взрыва админздание буквально подняло над землей, и все, кто сидел на балконе, оказались внутри огромного костра, - делилась с журналистом газеты "Вятский край" страшными воспоминаниями кировчанка Людмила Кротова. В 68-м ей было 15 лет, училась в 8-м классе. - Почувствовала, что вся как будто сжимаюсь – словно вспыхнувшая бумага. Балкон обвалился. Скамейку, на которой мы сидели, взрывной волной выбросило на поле. Это нас и спасло от верной смерти. Но ожоги я получила очень сильные, долго потом лечилась.

Таких, как Люда - обожженных - свозили в больницы. Чтобы освободить места в палатах, в срочном порядке выписывали «нетяжелых» пациентов. Те прямо в пижамах шли домой по улицам.

Сестры-школьницы погибли на глазах у отца

Среди сгоревших оказались сестрички Щербинины - Галя и Тома (10 и 12 лет). Их папа работал на «Трудовых резервах», и ему досталось аж четыре бесплатных пригласительных. Собирался сводить всех троих детей, но младший Леня заигрался во дворе, девчонки на него обиделись и решили идти без брата. Папа усадил дочек на балконе, а сам отлучился. В этот момент и бабахнуло. Издалека видел взрыв и пожар, но ничем не смог помочь своим дорогим девочкам… Та трагедия стала его болью на всю жизнь.

К слову, папа Гали и Томы со скандалом добился, чтобы на могилках разрешили высечь возле даты смерти «Трагически погибла». Чиновники пытались пресечь даже малейшие искорки огласки, но когда мужчина от отчаянья швырнул на стол партбилет, поняли: надо уступить...

Повезло опаздывающим

Повезло народному артисту страны Марку Бернесу, который участвовал в представлении. Когда грянул взрыв, он как раз подъезжал к стадиону – до этого обедал в ресторане. Якобы его сразу же увезли. Впрочем, некоторые свидетели спустя годы рассказывали, что видели певца в разгар паники и он якобы хромал. «Пытался спасать людей», - предполагали люди.

Повезло и футболистам из «Трудовых резервов», находившихся на сборах: их ужин задержали на полчаса, и они еле успевали к началу. Если бы ребят покормили вовремя, они бы оказались в самом эпицентре взрыва – прямо под злополучным балконом им выделили две лавки.

Виновные получили до двух лет тюрьмы

Виновным в трагедии признали московского пиротехника - сотрудника театра Березенцева, погибшего в пожаре. Мол, проявил халатность в обращении с пиротехникой, что и стало причиной катастрофы. Директору театра представлений дали два с половиной года тюрьмы, еще двоим сотрудникам – от 1 до 2 лет.

Как часто бывает, бок о бок с халатностью одних был отчаянный героизм других. Более 70 человек были награждены орденами и медалями за спасение пострадавших в пожаре, десятеро из героев – посмертно. Наградные списки тоже хранились в архиве под грифом «Секретно».

Анна Удовиченко

Источник: «Комсомольская правда»





Ещё о трагедиях в истории нашей страны:

• - 1989 год. «Крупнейшая ж/д катастрофа СССР»;

• - 1962 год. «Расстрел демонстрации в Новочеркасске»;

• - 1968 год. «Гибель Гагарина».





Нравится



Обновлено (06.06.2018 08:18)

 

Крупнейшая катастрофа СССР




На Транссибирской магистрали в 11 км от города Аши Челябинской области в воскресенье 4 июня 1989 года в 01:15 по местному времени в момент проезда навстречу друг другу пассажирских поездов № 211 «Новосибирск — Адлер» и № 212 «Адлер — Новосибирск» прогремел мощный объёмный взрыв газа и вспыхнул гигантский пожар. Такого страна ещё не знала - только по официальным данным погибло 575 человек, 623 стали инвалидами. Детей среди погибших — 181.

Катастрофа

В трубе газопровода диаметром 720 мм (правильнее - продуктопровода) «Западная Сибирь — Урал — Поволжье», по которому транспортировалась сжиженная газобензиновая смесь (пропан, бутан и другие легковоспламенямые углеводороды), в 900 м от Транссибирской магистрали образовалась узкая щель длиной 1,7 м.

Примерно за три часа до катастрофы приборы зафиксировали падение давления. Но! Дежурный персонал вместо того, чтобы искать утечку, лишь увеличил подачу газа для восстановления давления.

В результате через трещину в трубе под давлением вытекала сжиженная газобензиновая смесь, из-за особых погодных условий газ стал скапливаться в низине, образовав «газовое озеро». Машинисты проходящих поездов предупреждали поездного диспетчера участка, что на перегоне сильная загазованность, но этому не придали значения.

В момент встречи двух пассажирских поездов от случайной искры или сигареты, выброшенной из окна поезда, прогремел мощный объёмный взрыв газа и вспыхнул гигантский пожар.

Объёмный взрыв - взрыв большого объёма газа, распределённого в пространстве. Высокоэффективен в военном деле: образующаяся зона высокого давления даже при отсутствии сверхзвуковой ударной волны эффективно поражает живую силу противника, свободно проникая в зоны, недоступные для осколочных боеприпасов.

Мощность взрыва 4 июня 1989 года могла доходить до 12 килотонн тринитротолуола, что сравнимо с мощностью ядерного взрыва в Хиросиме. Сила взрыва была такова, что ударной волной выбило стёкла в городе Аше, расположенном в 11 км от места взрыва. Столб пламени был виден более чем за 100 км.

В этот момент в поездах № 211 «Новосибирск — Адлер (20 вагонов) и № 212 Адлер — Новосибирск (18 вагонов) находилось 1284 пассажира (в том числе 383 ребёнка) и 86 членов поездных и локомотивных бригад.

катастрофа 1989 г.

Ударной волной с путей было сброшено 11 вагонов, из них 7 полностью сгорели. Оставшиеся 27 вагонов и 2 электровоза обгорели снаружи и выгорели внутри. Разрушено 350 м железнодорожных путей, 17 км воздушных линий связи.

катастрофа 1989 г.

Возникший при взрыве пожар охватил территорию около 250 га. Длина фронта пламени составила 1500—2000 м. Кратковременный подъём температуры в районе взрыва достигал более 1000°C. По свидетельству очевидцев, пассажиры горели «факелами» и сгорали как спички.

По официальным данным 575 человек погибло (по другим данным 645), включая 9 хоккеистов команды «Трактор-73»; 623 стали инвалидами, получив тяжёлые ожоги и телесные повреждения. Среди погибших 181 ребёнок. Место катастрофы расположено в труднодоступном малонаселённом районе, что весьма затруднило оказание помощи. На месте было обнаружено 258 трупов, 806 человек получили ожоги и травмы различной степени тяжести, из них 317 умерло в больницах. По свидетельству очевидцев, осталось много неопознанных «фрагментов» людей.

Трагедия была запланирована

Тот самый продуктопровод «Западная Сибирь — Урал — Поволжье» на самом деле быть там не должен. Изначально по постановлению Совета Министров СССР № 20451 от 19 января 1981 года планировалось строительство нефтепровода диаметром 720 мм и длиной 1852 км, которое было поручено Миннефтепрому и Мингазстрою.

Первая очередь нефтепровода должна была быть введена в строй в 1983—1984 гг., но руководство Миннефтепрома решило перепрофилировать уже почти готовый нефтепровод в продуктопровод.

Техническими правилами транспортировать сжиженный газ под давлением по трубопроводам диаметром свыше 400 мм запрещено, однако при перепрофилировании нефтепровода в продуктопровод это требование было проигнорировано.

Строительство продуктопровода велось, как всегда, «ударными темпами», техника безопасности и технология не соблюдались. Официальная версия утверждает, что утечка газа из продуктопровода стала возможной из-за повреждений, нанесённых ему ковшом экскаватора при его строительстве в октябре 1985 года (за четыре года до катастрофы). Труба продуктопровода была засыпана с механическими повреждениями.

За 2—3 недели до взрыва образовался микросвищ, затем появилась разраставшаяся трещина. Жидкий конденсат всё это время пропитывал почву на глубине траншеи, не выходя наружу, и постепенно спускался вниз по откосу к железной дороге.

От первого лица

Врач «Скорой помощи» Валерий Дмитриев:

- Вышли из машины на пепелище, первое, что видим, - кукла и оторванная нога...


Врач-реаниматолог областной клинической больницы Владислав Загребенко:

- Больных привозили на самосвалах, на грузовиках вповалку: живых, не очень живых, вообще неживых. В темноте же грузили. Сортировали по принципу военной медицины. Тяжело раненых — 100 процентов ожогов — на траву. Тут уже не до обезболивания, это закон: если одному тяжёлому будешь помогать, ты потеряешь двадцать.

Особо хочу сказать об ашинцах. У каждого больного дежурил доброволец, сестёр же столько не наберёшь, и ещё была очередь, чтобы занять это место. Они тащили котлеты, картошку, всё, что раненые просили… Известно, что этим больным нужно много пить. Но такого количества компотов я представить себе не мог: все подоконники были уставлены, весь пол. Площадь перед корпусом была заполнена волонтёрами. Вся Аша поднялась на помощь.

катастрофа 1989 г.

Заместитель редактора газеты «Стальная искра» (Аша) Валерий Михеев:

- Меня разбудила - а я только прилег - страшная по яркости вспышка. На горизонте полыхало зарево. Через пару десятков секунд до Аши донеслась взрывная волна, побившая немало стёкол. Понял, случилось что-то страшное. Через несколько минут я был уже в горотделе милиции, вместе с ребятами кинулся в «дежурку», помчались в сторону зарева. То, что увидели, невозможно представить себе даже при больном воображении! Как гигантские свечи горели деревья, вишнево-красные вагоны дымились вдоль насыпи. Стоял совершенно невозможный единый крик боли и ужаса сотен умирающих и обожженных людей. Полыхал лес, полыхали шпалы, полыхали люди. Мы кинулись ловить мечущиеся «живые факелы», сбивать с них огонь, относить ближе к дороге подальше от огня.

Апокалипсис… А как много было детей! Вслед за нами начали подъезжать медики. В одну сторону мы складывали живых, в другую — мертвых. Помню, нес маленькую девочку, она меня все про свою маму спрашивала. Передал на руки знакомому врачу — давай перевязывай! Он отвечает: «Валерка, уже все…» — «Как это все, только что разговаривала?!» — «Это в шоке».



Шесть лет продолжалось судебное разбирательство. На скамье подсудимых были только «стрелочники» - начальник участка, прораб, мастера, строители. Из семи человек привлекли к ответственности двоих. Они получили по два года с высылкой за территорию Уфы. Ни один руководитель не пострадал.





Нравится



Обновлено (03.06.2018 19:59)

 

Первая газета




Прообраз газеты появился ещё в 16 в. в Венеции, где составлялись рукописные сводки сообщений о придворной жизни, событиях в городах, торговле и пр. За такую сводку отдавали одну монету, называвшуюся «gazzetta».

30 мая 1631 г. во Франции вышел первый выпуск газеты под названием «La Gazette», и вскоре термин «газета» вошёл во все европейские, а затем и мировые языки как периодическое издание, в котором публикуются материалы о текущих событиях, одно из основных средств в системе массовой информации.

Отцами-основателями этой первой европейской газеты (в современном понимании этого слова) можно считать Теофраста Ренодо и герцога де Ришелье, если не принимать во внимание громадную разницу в их положении.

Ренодо

Теофраст Ренодо (1586 -1653, 67 лет). Французский врач и издатель, один из создателей современной журналистики. До начала 1630-х гг. Ренодо занимался, в основном, врачебной деятельностью.

Благодаря знакомству с кардиналом Ришелье, Ренодо получил пост лейб-медика и также получил патент на создание первого во Франции справочного бюро. Кроме того, Ренодо открыл благотворительную поликлинику, в которой бесплатно или за символическую плату неимущим парижанам оказывались медицинские услуги.

В 1630 г. Ренодо получает патент на создание листка новостей, распространяемого по всей территории Франции, с чего и началась собственно газета.

Теофраст Ренодо создал адресное бюро (прообраз рекламного агентства), причём за размещение рекламы платили только состоятельные люди; кроме того, он создал прообраз информационного агентства («бюро переводчиков» — ту информацию, которая не помещалась в газету, он продавал другим издателям). Ренодо создал также годовой сборник выпусков газет Recueil des Gazettes («Годовой сборник La Gazette).


Ришельё

Но у Ренодо ничего не вышло бы, если бы не его знакомство с всемогущим кардиналом герцогом де Ришелье, который и стал вдохновителем и вторым отцом-основателем первой европейской газеты.

Этого персонажа нашей истории большинство читателей знает по книге Александра Дюма «Три мушкетёра».

Арман-Жан дю Плесси, герцог де Ришельё (в русской традиции Ришелье), (1585-1642, 57 лет). Кардинал Римско-католической церкви, аристократ и государственный деятель Франции.

Кардинал Ришельё был государственным секретарём с 1616 по 1617 год и главой правительства с 1624 года до своей смерти в 1642 г. Кардинала Ришелье прозвали «Красным кардиналом».

Умнейший политик, кардинал Ришелье, став первым министром Франции в 1624 г., изучал возможность систематического воздействия на общественное мнение. Для этого он решил создать периодическое издание общественно-политического типа. Кстати, многие знают, что кардинал Ришелье обожал кошек, но мало кто знает, что одну из них он назвал La Gazette.

Подыскивая кандидатуру на место издателя (главного редактора), он обратил внимание на Теофраста Ренодо, уже имевшего к тому времени опыт работы в литературном парижском издании «Французский Меркурий, или Вестник».

И вот в 1630 г. при поддержке кардинала, Теофраст Ренодо получил официальное разрешение на владение Адресным бюро и смог действовать и собирать информацию на всей территории Франции. Фактически, Ренодо имел монополию на сбор информации, благодаря чему и смог осуществить издание полновесной общественно-политической газеты.

La Gazette

Первый номер официальной французской газеты La Gazette был выпущен 30 мая 1631 года. Сначала в газете было 2 полосы, потом 4, потом 6, 8 и 12. Газета разделена на две части — информационную и развлекательную и содержала постоянные рубрики. В первых номерах газеты Ренодо публиковал материалы иностранных изданий.

Первый номер содержал новости (в основном двухнедельной давности) из Рима, Праги, Константинополя. Тематика — торговля, война, придворная хроника, дипломатические известия. Тираж La Gazette первых лет издания не превышал 1200 экземпляров - хотя для того времени был огромный. Сохранялась единая нумерация выпусков, хотя первые семь номеров выходили без номеров.

Публикации Ренодо отличались почти литературным стилем, сам король читал La Gazette и даже назначил редактору денежное вознаграждение за его журналистский труд. Король и кардинал курировали материалы, касающиеся военных действий и политики.

Как глава правительства, Ришелье постарался установить государственную монополию на информацию при помощи La Gazette. Кардинал был убеждён, что стране нужна только та информация, и только в том освещении, которые выгодны правительству и отвечают интересам его политики.

Поэтому как внутренняя хроника, так и сообщения из других стран подвергались самой тщательной обработке. Многие материалы кардинал анонимно писал в газете сам не только. Кроме того, он приобщил к этому и самого короля Людовика XIII, который писал, в частности, о своих военных подвигах.





Нравится



Обновлено (30.05.2018 23:42)

 

1962. Расстрел демонстрации в Новочеркасске




1—2 июня 1962 года в Новочеркасске произошло массовое выступление рабочих, закончившееся расстрелом демонстрации рабочих. События во многом напоминали Кровавое воскресенье 9 января 1905 года. Но это была страна победившего социализма, в которой весь народ «единодушно поддерживал политику партии и правительства», а о выражении недовольства не могло быть и речи. Поэтому страна так ничего и не узнала о новочеркасских событиях ни в 1962 году, ни годы спустя, пока не рухнул социализм.

Вот краткая хронология событий.

Волюнтаризм Н.С.Хрущёва достиг апогея, когда он решил ликвидировать то, что сейчас называется «ЛПХ» - личное подсобное хозяйство. Вырубались яблони, забивали кур, молочных коров пустили под нож. Частников «задавили», из-за чего страна лишилась мяса, овощей, фруктов, которые они поставляли на стол трудящимся.

А неэффективность колхозной системы в стране привела к перебоям со снабжением населения продовольствием. Ко всему ещё, в конце мая 1962 года правительство решило повысить розничные цены на мясо и мясные продукты в среднем на 30% и на масло — на 25%.

НЭВЗ

Но это ещё не всё: в Новочеркасске на громадном НЭВЗе (Новочеркасский электровозостроительный завод) к этому добавилось одновременное увеличение норм выработки для рабочих, да ещё сдуру срезали расценки для работающих в «горячих цехах» на треть. Рабочие вышли на митинг.

Директор завода Борис Курочкин, вышедший пообщаться с трудящимися, был не в настроении, ткнул в сторону тётки с корзиной пирожков и сказал: «Ничего, на пирожках с ливером перебьётесь». Это было последней каплей.

Новочеркасск

Толпа рабочих пошла к горкому партии, а перепуганные партийные начальники сбежали через чёрный ход в военный городок Новочеркасска. Солдатам внутренних войск была дана команда открыть огонь. Сначала предупредительный - первые очереди поверх толпы попали в деревья, на которых сидели дети, чтобы лучше видеть демонстрацию. Трупы детей потом так и не нашли. Повторный залп был по толпе на поражение. Только по официальным данным погибло 26 человек и 87 получили ранения.

Трупы поздно ночью вывезли из города и похоронили в чужих могилах, на разных кладбищах Ростовской области. Кровь с площади долго пытались смыть - сначала пожарной машиной, потом специальными щётками. Но пятна всё равно проступали, пришлось заасфальтировать площадь толстым слоем.

Информация о произошедшем держалась в строжайшей тайне. Письма, уходившие из Новочеркасска, специально просматривались: в них ни слова не должно было быть о расстреле мирной демонстрации.

Затем был организован суд (обвинение в «бандитизме», организации «массовых беспорядков» и даже попытке свержения Советской власти). Семерых приговорили к смертной казни, ещё 105 человек получили сроки заключения от 10 до 15 лет.



Событиям в Новочеркасске посвящён очерк Эдуарда Хруцкого. Хруцкий Эдуард Анатольевич (1933-2010) - журналист, писатель, сценарист, обозреватель газеты «Московский комсомолец», мастер отечественного детектива.

Огонь на поражение

* * *

Итак, Новочеркасск. Июнь 1962 года.

Я хорошо помню этот день, потому что именно тогда мы все с чувством глубокого удовлетворения узнали, что по просьбе трудящихся ЦК КПСС и Совмин СССР повысили закупочные и розничные цены на мясо, мясные продукты, молоко и молочные продукты.

В моей коммуналке известие это было встречено трагически. Демонстрация собралась на кухне, и участники ее единодушно осудили меня, как журналиста, не защищающего интересы трудящихся.

На следующий день ребята из МУРа под большим секретом поведали мне, что на улице Горького и в Черемушках на стенах домов расклеили листовки с призывом к забастовке.

Но в Москве ничего не случилось. Люди по-прежнему ходили на работу, матерно ругая Хрущева и вспоминая Сталина, ежегодно снижавшего цены.

Вместе с мудрым постановлением о повышении цен на предприятиях снизили расценки на 30 процентов. Вот этого рабочие в Новочеркасске стерпеть не смогли.

На заводе имени Буденного рабочие самовольно бросили работу и собрались у литейного цеха. Навести порядок решил директор предприятия Курочкин, пьяница и весьма жестокий человек. Он начал грозить, обматерил собравшихся и произнес историческую фразу о том, что, если не хватает денег на мясо, жрите пирожки с ливером.

Вот это и довело рабочих до белого каления.

После обеда на завод приехал первый секретарь Новочеркасского горкома КПСС Басов. Он с балкона заводоуправления начал убеждать озлобленных рабочих, что мудрое постановление ЦК КПСС принесет им небывалое процветание и благополучие.

Этого народ не выдержал и забросал местное начальство кусками железной арматуры.

Потом здание заводоуправления было захвачено забастовщиками, портрет Хрущева, висевший на фасаде, сброшен и растоптан.

Вместо него повесили найденную на помойке дохлую кошку и рядом с ней лозунг: «При Ленине жила, при Сталине сохла, при Хрущеве сдохла».


* * *


Хрущев узнал о событиях в Новочеркасске во время благостного посещения вновь открытого Дома пионеров на Ленинских горах.

Я помню сусально слащавую кинохронику этого посещения. Вождь радостно брал на руки специально отобранных пионеров из номенклатурных семей, получал цветы и рисунки, одаривал пацанов конфетами.

К сожалению, кинохроника не запечатлела тот момент, когда лидер советских коммунистов, выслушав сообщение, побагровел, связался по телефону с председателем КГБ Владимиром Семичастным и заорал:

— Пресечь!

Пресекать в Ростов вылетел Анастас Микоян, секретарь ЦК КПСС Фрол Козлов и два зампреда КГБ Захаров и Ивашутин.

Надо сказать, что, за исключением мягкосердечного Анастаса Микояна, все остальные были проверенные партийные бойцы, готовые выполнить любое указание любимого вождя. Владимир Семичастный остался в Москве, возглавив некий штаб по пресечению народного гнева.

Командующим Северо-Кавказским военным округом был весьма боевой генерал армии Исса Плиев. Солдат, весьма далекий от политики, но исполнительный служака.

Новочеркасск

Еще до приезда карательной экспедиции из Москвы он приказал мотострелкам на БТР разогнать забастовщиков и занять завод. Но ни офицеры, ни солдаты не стали разгонять рабочих. Покричали, поругались и выдвинулись за пределы города.

Ночью Козлов передал командующему приказ Хрущева ввести в город танки. Это переполнило чашу терпения. К стихийному выступлению рабочих завода имени Буденного присоединился почти весь город. Танки на улицах наглядно показали людям, как власть относится к их нуждам.

Второго июня огромная демонстрация двинулась по Московской улице в сторону горкома партии. Люди несли портреты Ленина, пели «Смело, товарищи, в ногу».

Для того чтобы попасть в центр, нужно было пройти через мост, заставленный бронетехникой. И колонна миновала его, солдаты не предприняли никаких попыток остановить рабочих.

Итак, к центру шла демонстрация. Узнав, что рабочие миновали танковую колонну, вожди из центра спешно покинули здание горкома и скрылись в военном городке.

Несмотря на требования рабочих, Анастас Микоян и Фрол Козлов не решились с ними встретиться. Москва дала команду открыть огонь на поражение.

Мой товарищ Миша Ишутин, замечательный журналист, погибший в 1993 году у Белого дома, в то время командовал пулеметной ротой. Ему приказали установить РП-46 на чердаках домов по Московской улице. Он выполнил приказ, только не взял боезапасы. Поэтому мирную демонстрацию и не скосили пулеметным свинцом.

Его за это уволили из армии, чему он был несказанно рад, променяв пулемет на авторучку. В середине дня в город прибыла спецбригада под командованием генерала Олешко.

Первый залп был в воздух, второй на поражение.

На площади осталось лежать 25 человек.

* * *


Очерк публикуется по книге:
Хруцкий Эдуард, «Тайны уставшего города»





Нравится



 
Еще статьи...
поиск по сайту
Авторизация
Авторизация позволяет просматривать закрытые разделы сайта, принимать участие в голосованиях и форумах. Заполнив и отправив форму регистрации, пользователь получит на указанный E-mail подтверждение логина и пароля. Если после регистрации доступ к закрытым разделам не открывается, проверьте правильность введённого E-mail, в крайнем случае сообщите о проблеме по обратной связи.



Поисковые ДУРИЛКИ
Статистика
Просмотры материалов : 31080625
    Яндекс.Метрика